Авиабаза Кипелово. Форум земляков.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Авиабаза Кипелово. Форум земляков. » История полков. » Интернациональный долг


Интернациональный долг

Сообщений 31 страница 60 из 247

31

Ангола

0

32

Кубинки

0

33

..

0

34

Куба.

0

35

...

0

36

Интересное фото. Впечатляет памятник товарищу Ленину. Куба

0

37

а вот фото Ту-95РЦ. Фотография сделана на базе в Камрани (Вьетнам). Может и федотовцы там побывали ?

На этой авиабазе были федотовцы. Знаю одного лично - Степанов Валентин. Правый летчик Ту-95. Он служил там 2 года. Отправлен в командировку из г.Остров. Именно он был праваком на 12 борту, который садился с 2 движками в пос.Федотово.  Сейчас с семьей живет в Ульяновской обл. (см. предпосылки к летным)

0

38

Всем привет!
Я был на Кам Рани  с 1988г по 1990г т.е мы ушли от туда последними. с нашим уходом перестал существовать  смешанный полк.

0

39

Всем привет!
Я был на Кам Рани  с 1988г по 1990г т.е мы ушли от туда последними. с нашим уходом перестал существовать  смешанный полк.

Подробности в студию.. Рассказы старожилов, фотоэкскурс и т.п.

0

40

Переводчики федотовские, и одраповские, и дивизионные, прикомандировывались к другим полкам для полетов на "объекты". Чаще всего - к североморским Ил-38, реже - к разведчикам Ту-16, еще реже - к полкам транспортников. У транспортников, постоянно осуществляющих полеты за бугор, было по 2, кажется, не больше своих штатных переводчиков.

Командировки были достаточно часты до самого конца 80-х. Получая назначение на СФ, по прибытию в Сафоново для получения назначения в полки, получали там же не только вмф-форму, но и комплект "аэрофлотовской".

Потребность в переводягах была весьма велика, доходило то того, что при возвращении в Союз командиру передавали на борт: "сядете, зарулите на стоянку, переводчика со шмотками и паспортом - за борт :)  и пусть рысью несется на стоянку №.. ботрт №.., они уже движки гоняют). Ну и опять выполнять интердолг :)

Лично я пытался избежать вылазок на "объект" на Ту-95, предпочитал Ил-38 :)  Сугубо по материальным соображениям: весьма приличные командировочные в стране с хорошими рынками, вроде Сирии, лучше, чем 2 доллара 16 песет и шаром покати на полках в Гаване.

Летали как прикомандированные: Ливия, Сирия, Эфиопия, Йемен - это в составе боевых групп, транспортные рейсы - да куда пошлют. У нас, в отличии от остального л/с полка, допущенного к полетам за бугор, был допуск №1 - это для полетов в капстраны включительно. Но така халява не обламывалась :)  - места были плотно заняты штатными переводягами (мафия, блин, бортпереводяжья элита :) )

0

41

здорово..всё это.интересно...я полагал переводчиками числились штатные сотрудники "конторы"..серые кардиналы)...
Щаз сериал идёт "русский перевод" по событиям в Йемене, Палестине...Знакома обсттановка ?.. Есть ли какие доступные фотоматериалы?

0

42

здорово..всё это.интересно...я полагал переводчиками числились штатные сотрудники "конторы"..серые кардиналы)...
Щаз сериал идёт "русский перевод" по событиям в Йемене, Палестине...Знакома обсттановка ?.. Есть ли какие доступные фотоматериалы?

я нашел сайт одного из переводчиков, который летел с Гладковым В Кубу.
zima.net
так он там описывает, что есть специальны факультет в московском вузе - военные переводчики

0

43

хочу кинуть сюда ссылку  с ветки Штурманы и операторы Вишни, где размещены фотографии из архив Н.Я. Горохова. Куба, апрель 1970.

Отредактировано KiS (2007-10-03 10:14:37)

0

44

На дружественном сайте Союза ветеранов Анголы нашёл вот этот замечательный кусочек истории:

Подполковник запаса Калинин Евгений Вячеславович, летчик 392-го  Отдельного дальнего разведывательного авиационного полка (ОДРАП) Краснознаменного Северного Флота,   экипажи которого ходили в Гавану, Конакри и Луанду на стратегических самолетах-разведчиках. «ТУ-95РЦ "

ЕВГЕНИЙ КАЛИНИН
Через Конакри и Гавану - в Луанду

Дети своего времени и своей Родины, почти все мы были в душе интернационалистами. Считая свято, что только мы одни живем правильно, мы готовы были мчаться на край света, чтобы кого-то защищать, восстанавливать нарушенную кем-то справедливость. Уговаривать нас при этом долго не приходилось.
Когда Китай напал на Вьетнам, уже на второй день мы прокладывали маршрут на Дальний Восток, предварительно почти все как один написав рапорта с просьбой отправить нас на защиту вьетнамского народа от китайской агрессии. Рапорта писали, конечно же «под копирку» и по инициативе командования, но чувствовалось, что это не игры в патриотизм с интернационализмом, а серьезные намерения. Мне при этом, почему-то вспомнился старый фильм «Добровольцы».

Были сформированы действительно на добровольной основе и подготовлены к вылету три экипажа, в том числе и тот, в котором я тогда летал правым летчиком. К счастью военный конфликт разрешился довольно быстро, и наше непосредственное участие не понадобилось, но атмосфера тех дней запомнилась надолго.

Выполнять интернациональный долг приходилось с использованием аэродромов дружественных нам Гвинеи, Анголы и Кубы. Все пребывание в этих странах было строго регламентировано. Перелет – необходимый отдых – подготовка – вылет – отдых – подготовка – снова вылет, и так до самого возвращения домой. Естественно, это были не просто полеты с визитом вежливости, а реальные полеты на реальную воздушную разведку в интересах наших стран. В Анголе к тому же шли боевые действия, и сам фактор почти постоянного присутствия нашей авиации в столь удаленных уголках земного шара демонстрировал нашу поддержку этим странам.

Как мы  открыли Анголу

Полеты были тяжелые, изнурительные, зачастую на пределах возможностей техники и людей. После освоения нашим полком Гвинеи в 1973 году, мы открыли для себя и Анголу. Впервые в Анголу наши экипажи попали в начале 1977 года. Полет выполнялся с промежуточной посадкой в Гвинее. Тем же путем из Анголы добирались обратно в Союз.

В том же 1977 году положено начало трансатлантических перелетов экипажей полка по маршруту Гавана-Луанда. В дальнейшем все вылеты в Анголу проходили через Кубу. Причем необходимо отметить, что перелеты в Гавану и Анголу давались нелегко. Порой экипажи и авиационная техника работали на пределе своих возможностей.

Резкие перемены климата, перепады температур, резкая смена часовых поясов сказывались и на людях и на технике. Почти все вылеты из-за жары выполнялись в ночное время суток. В полете приходилось пересекать практически в обязательном порядке тропические фронты, попадать в струйные течения, длительное время выполнять полет в облаках, над океаном, при отсутствии каких-либо ориентиров. Штурманы и летчики в этих условиях творили чудеса, а экипажи проявляли в этих условиях настоящие мужество и выдержку. При этом стремились экономить топливо, летая по потолкам «на дальность», то есть, постоянно подбирая режим полета, при котором достигался минимальный километровый расход топлива.

Искусство таких полетов потом было освоено почти всеми экипажами полка, и не раз выручало их, давая в нужное время дополнительные килограммы топлива. Взлетать же приходилось почти всегда ночью, с максимальным взлетным весом, а это был один из самых сложных элементов полета для нашего типа самолета. Одна из авиационных катастроф в полку произошла именно на взлете, на одном из северных аэродромов, при полной заправке самолета топливом, практически на глазах группы руководства и второго экипажа, уже вырулившего на полосу для последующего взлета. Оба экипажа готовились к заграничной командировке…

Мне довелось летать в Анголу в качестве правого летчика, командира экипажа и старшего группы в разные годы. Впервые я попал туда транзитом через Гвинею в июне 1977 года. Наш экипаж был в паре ведущим, поскольку в нем летел инструктор, заместитель командира полка. Ведомым летел экипаж опытного командира отряда. Вылетали с аэродрома основного базирования Кипелово. При подходе к Гвинее, в океане, попали в мощный тропический фронт. Тогда я впервые, наверное, понял, что такое стихия, и как с ней шутки плохи. Обойти тропический фронт не представлялось возможным ни по высоте, ни по фронту, пришлось его пересекать. С ведомым экипажем разошлись. Надежда была только на самолетный локатор и подготовку экипажа. И то ли локатор забарахлил, то ли растерялся молодой штурман-оператор, только попали мы в самую «кухню погоды», со всеми сопутствующими ей атрибутами. Самолет трясло и ломало. То дождь, то град хлестали изо всех сил по кабине, было темно, как ночью. Двум летчика удержать самолет в нормальном режиме полета удавалось с трудом. Считанные минуты такого полета показались вечностью. На чистое пространство, из облаков, буквально вывалились. Перед глазами, как на ладони, простиралось побережье африканского континента. Впереди по курсу был аэродром Конакри.

Ведомому повезло больше, он не блуждая долго, благополучно пересек фронт и даже раньше нас приземлился. Дальше был короткий, по нашим меркам, перелет в Анголу.

Неприветливая Луанда

В первый раз Луанда встретила нас неприветливо. Вылетая из Конакри, попросили техников долить керосина на час полета больше расчетного, и не ошиблись. Подлетая к береговой черте, попытались выйти на связь с КДП. Не получилось. Поскольку выходили на аэродром строго в расчетное время, которое ранее сообщали и, понимая, что нас наверняка ждут и наблюдают за нами технически, строго по схеме заняли зону ожидания над аэродромом. Связи по-прежнему не было. Прошли над основной взлетно-посадочной полосой, она была занята какой-то техникой. Около часа пришлось кружиться над аэродромом, количество топлива катастрофически уменьшалось. Пошла в обиход ненормативная лексика. Командир огневых установок, начальник ВОТП эскадрильи в сердцах уже предлагал командиру экипажа из пары стволов АМ-23 грохнуть по земле. Предложение было так же ненормативно отвергнуто, к друзьям не ломятся в дверь, даже если они долго не открывают ее. При минимальном остатке топлива, когда были уже готовы садиться на малую полосу, предназначенную для легкомоторной авиации, связь с руководителем на земле восстановилась, техника съехала с полосы по ее краям и мы, изрядно понервничав, мягко сели на основную полосу. Кстати насчет мягкости, - взлетно-посадочная полоса аэродрома в Луанде наверное была самая «мягкая» из всех в моей летной жизни. Исключительно ровный асфальтобетон с подсветкой осевой линии.

Подошел тягач, и уже при закатывании самолета на стоянку мы почувствовали внимание к себе со стороны всех, кто был на территории аэропорта.
Вылетая через несколько дней на задание, на возврате, при посадке, столкнулись с той же проблемой. Опять была занята полоса. Опять кружили над аэродромом. И опять помогло то, что перед вылетом заправились несколько больше расчетного. Говорили, что к нашим техникам подходили кубинцы, предлагали силовую поддержку, чтобы очистить полосу. К счастью, не понадобилось.

В самые первые вылеты наши экипажи жили в морском порту, на наших кораблях. В последующем нам довелось жить в пункте материально-технического обеспечения (ПМТО), так называемой «английской школе», практически за городом, недалеко от океана. До наших военных специалистов, направленных в Анголу с Краснознаменного Северного флота, в этом месте базировался ангольский батальон ПВО. Там же мне попался в руки всемирный авиационный справочник «JANE`S» за 1966-67 год. Страницы с нашими самолетами в нем отсутствовали, были аккуратно вырваны. Этот справочник я храню сейчас просто так, на память.

"Анголийская школа"  для русских летчиков

Рядом с «английской школой» находились подразделения ФАПЛА (ангольской армии) и кубинцев, поэтому чувствовали мы себя в относительной безопасности. Часто, ранним утром, в нарушение инструкций, даже бегали окунуться в океан. Помогали местным рыбакам вытягивать сети с уловом. По дороге к океану каждый раз проходили мимо ангольского блок-поста, старались не махать руками и шире улыбаться. Нам в ответ тоже улыбались, но пулемет все-таки разворачивали в нашу сторону. Иногда, несмотря на тревожную обстановку, ездили на небольшие экскурсии по Луанде. Как правило, это были: крепость, с ее музеем, музей этнографии, зоопарк, набережная, другие красивые места города. Фактически под охраной организовывались выезды на пляж, на косу. Чаще всего купались рядом с военно-морской базой, иногда вместе с членами экипажей наших военных кораблей, пришвартованных там. С удовольствием организовывали экскурсии на эти военные корабли, встречались с друзьями по флоту. Это взаимно скрашивало наш быт.

А в остальном это были обычные рабочие будни: вылеты, отдых, подготовка к вылетам, снова вылеты. Мы были благодарны нашим флотским друзьям- североморцам из ПМТО, которые обеспечивали наши вылеты, нашу жизнь, быт так далеко от родных берегов. Как радовались они, прожившие далеко не один месяц в Африке, черному хлебу, яблокам, «Беломору» и простой махорке, которые мы привозили им в подарок! И всегда с легкой грустью мы расставались с ними, улетая в сторону дома.

В дальнейшем обеспечивающую авиационную группу ПМТО перевели жить и работать непосредственно на аэродром. В последующие вылеты мы жили с ними там, на аэродроме. В «английскую школу» ездили уже только по служебной необходимости и в столовую на завтраки, обеды и ужины.

Территория, занимаемая авиационной группой, сравнительно небольшая, по периметру была обнесена проволочным забором с колючей проволокой и маскировочной сеткой. Стандартные металлические казарменные строения, в которых мы жили, днем сильно прогревались, и за ночь не успевали остыть. Пара полурабочих кондиционеров Бакинского производства натужено гудели, не справляясь с нагрузкой. Был еще хозяйственный блок и устроенная в нем умельцами настоящая, прекрасная сауна. Комната отдыха после сауны силами местных самобытных художников была разрисована зимними пейзажами Эвкалиптовые веники, которых было в избытке, быстро возвращали жизненный тонус. Сауна пользовалась большой популярностью не только у жителей авиагруппы, но и у многих русских, по тем или иным служебным делам, находившимся в Луанде. Правда пользоваться ею нам приходилось в основном после вылетов. Чувствовалась нехватка воды. Питьевую воду пили только после тщательного кипячения.

Над Атлантикой - дожди

То, что в Анголе идет гражданская война, чувствовалось постоянно. Психологическое напряжение присутствовало всегда. Повсеместные посты, вооруженные патрули, укрытия из мешков с песком. По периметру расположения авиагруппы были вырыты небольшие окопчики. Каждый из авиагруппы, вооружившись, по сигналу занимал свое место. Нашей же первой целью в любой ситуации были самолеты, их подготовка к вылету.
Чтобы не умереть от скуки, когда темнело, вытаскивали на волейбольную площадку старенькую «Украину», и смотрели такие же старые отечественные фильмы, путешествующие по нашим кораблям и гарнизонам. Иногда одно и то же приходилось смотреть по нескольку раз. Часто сбегались бойцы ФАПЛА, смотрели кинофильмы вместе с нами, только из-за забора. В темном, усыпанном звездами небе летали трассёры, скорее всего ночные караулы так себя подбадривали. После коротких перекуров прятались от назойливых комаров в пологи из марли, сшитые в далеком Оренбурге, падали на скрипучие солдатские койки и тяжело засыпали.

Выполняя полеты к югу Африки вдоль ее побережья, старались держаться подальше от ЮАР. В то время наши отношения были более чем недружелюбные, и подвергнуться перехвату истребителей ЮАР было самоубийством. Поэтому задачу не допустить перехвата мы выполняли четко, уходя в случае необходимости по высоте вниз и от побережья.

Прилетев однажды в Луанду на две недели, в течение двух с половиной месяцев мы не могли перелететь из Анголы на Кубу. Над Атлантикой сложилась неблагоприятная ветровая обстановка. По всему маршруту полета были встречные ветра. Топлива, по расчетам, которые делали ежедневно в штабах Москвы и Североморска, едва хватало. В первый вылет пришлось возвращаться обратно от рубежа возврата, топлива до острова Свободы по расчетам не хватало. Сели в Луанде с минимальным остатком топлива. Каждый день следили за обстановкой, просчитывали маршрут. Выходило очень плохо. Так продолжалось достаточно долго. Пришлось выполнить дополнительные вылеты в Луанде, в ночное время устроить в качестве тренировки летную смену. Наконец из Москвы доставили подборку навигационных карт – начали готовиться к отлету домой с промежуточной посадкой в Конакри (республика Гвинея). Подготовились, но не улетели, что-то не сработало в МИДе. По слухам, американцы воспротивились нашей посадке в Гвинее. В то время мы с гвинейцами дружили уже меньше, чем американцы.

Начали снова подготовку к перелету на Кубу. Пройдя рубеж возврата, смогли долететь до ближайшего на Кубе аэродрома (Ольгин) и сесть на него. Можно было рискнуть, чтобы дотянуть до базового аэродрома Сан-Антонио, но это был бы ничем не оправданный риск. В Ольгине нашей посадки не ждали, но радушнее приема я больше не встречал нигде и никогда.
Дозаправившись, через сутки мы перелетели на аэродром Сан-Антонио, и немного передохнув, уже летели через Атлантику домой. Был поставлен своего рода временной рекорд нашим блужданиям по северо-восточной, западной и южной Атлантике. Обычно такие командировки занимали две, три недели, а здесь пришлось вернуться через два с половиной месяца.

Большое значение в таких полетах имели уровень подготовки и слетанность экипажей, их психологическая устойчивость. Этому в полку уделялось достаточно большое внимание.
В летной практике часто приходилось сталкиваться и с отказами авиационной техники, иногда - с серьезными. В одной из командировок в неприятную ситуацию попал и наш экипаж. Была обычная командировка в Анголу. При этом практически во всех вылетах происходил отказ автопилота. Наземные проверки и настройки перед вылетами ни к чему не приводили. На земле все было исправно, а в воздухе происходил отказ. Пилотировать приходилось вручную практически все полеты, по очереди с правым летчиком. Было тяжеловато, но другого выбора не было.

И вот снова взлетаем ночью, с полным весом, на этот раз из Луанды в Гавану. Долго набираем необходимый эшелон на отходе от Африки, включаем автопилот – снова отказ! Продолжаем пилотировать на руках. Правый летчик предложил попробовать устранить неисправность, на земле он консультировался с техниками. По инструкции любые регулировки автопилота экипажем, кроме тех, что выполняются на пульте у летчиков, в воздухе строго запрещены. Но мне самому это дело так надоело, что отошел от инструкции, разрешил. Правый летчик покинул кресло и двинулся по проходу назад к агрегатам управления автопилотом. Подключился к самолетному переговорному устройству и в соответствии с тем, чему научился на земле, начал манипуляции.

Включить автопилот почти удалось, но именно в это время отказал один из двигателей самолета, «влетел во флюгер». Ситуация внештатная – и я с ней один на один, правое кресло пустое. Правда, с нами на борту был старший всей группы, заместитель командира полка, мирно дремал на расстеленной в проходе куртке. Он одним обезьяньим прыжком оказался рядом. Выполнили все действия в соответствии с инструкцией, снизили самолет на полторы-две тысячи метров. Уже на снижении, в развороте на Луанду начали слив топлива. Ведомый экипаж следовал за нами, повторяя те же маневры. А вокруг темень непроглядная и звезды, куда ни глянь – сверху до горизонта, и даже внизу – отражаются в океане.

На трех движках

Специалисты около двух суток искали дефект. Двигатель запускается, работает на всех режимах. Даже какое-то недоверие появилось у техников. А не могли ли летчики случайно сами выключить двигатель?
Наконец что-то нашли, отрапортовали о готовности к вылету. Правда, мы сначала решили над аэродромом Луанды, с малым весом облетать самолет. Полетели полным экипажем. На левое кресло сел зам. командира полка, я – на правое, оба летали с обоих кресел. Взлетели, на высоте около ста метров тот же двигатель опять «влетает во флюгер»! Опять зашли на посадку на трех двигателях, нормально сели.

Теперь к поиску дефекта приступили с полным рвением, день и ночь не уходили техники от самолета. Наконец, один из них, опытный и грамотный специалист вычислил дефект, который можно было потрогать руками и увидеть, и который не вызывал сомнений.
После устранения неисправности и тщательной подготовки самолетов и летных экипажей, снова ночью, взлетев с аэродрома Луанды, мы взяли курс на Гавану. Полет прошел штатно. Сказать, что было легко – нельзя, очень сложно – тоже. Любой из таких полетов был сложен во многих отношениях, просто нас учили преодолевать эти сложности. Через несколько дней мы уже были на базовом аэродроме в Кипелово.

Причем вообще за границу тогда я попал в первый раз. Взлетали с аэродрома базирования Кипелово, в 30-ти градусный мороз. Перед выруливанием, и на рулении вовсю крутили штурвалом и педалями, разрабатывали замерзшие рули и грелись сами. Взлетали в унтах и теплых комбинезонах, во второй половине полета пришлось раздеться.

Вспоминается, как, однажды вернувшись после одной из таких командировок домой, просматривая скопившиеся газеты, натолкнулся в «Правде» на небольшую заметку. В ней говорилось о том, что в западных средствах массовой информации распространяются слухи о советских самолетах-разведчиках, которые якобы базируясь в Анголе, выполняют облеты боевых кораблей Великобритании возле острова Вознесения. В связи с этим ТАСС уполномочен заявить о том, что никаких военных баз, на которых базируются наши самолеты, в Анголе нет, а эти полеты являются очередной выдумкой западной прессы. У меня эта заметка вызвала улыбку и легкое недоумение.

Как можно спрятать такой самолет как наш?

И откуда мы только что вернулись?

Жаль, что та газета не сохранилась.

0

45

ТАСС уполномочен заявить о том, что никаких военных баз, на которых базируются наши самолеты, в Анголе нет, а эти полеты являются очередной выдумкой западной прессы. У меня эта заметка вызвала улыбку и легкое недоумение.

В бурные шестидесятые Родина отказывалась от нас уже в Федотово, мы перед полетом сдавали все документы начальнику штаба и обязаны были надевать гражданские рубашки - ничего, кроме ситцевых в цветочек в вологодских магазинах тогда не имелось, поэтому при посадке на запасных  на нас приходили смотреть,  как на чужаков.

0

46

Во Вьетнаме служили федотовцы. В Камрани. Их с г.Острова туда на 2 года вместе с семьями отправили. Из федотовцев там был майор Степанов Валентин (смотри происшествия борт 12)

Как бы нам всё-таки связаться со Степановым Валентином ?.. Он в какой части служил ?

0

47

45-летию гарнизона ФЕДОТОВО.

С большим интересом прочитал сегодня о том как самоотверженно выполнял ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОЛГ соседний полк ОДРАП ДД.
Был знаком с автором Е. Калинином, исключительно скромный, обаятельный и просто располагающий к себе человек. Привет тебе, Евгений и наилучшие пожелания!
А вообще когда во дни парадов первым на прохождение в/частей гарнизона ТОРЖЕСТВЕННЫМ МАРШЕМ выходил ОДРАП и сразу после БОЕВОГО ЗНАМЕНИ следовал ВЫМПЕЛ МИНИСТРА ОБОРОНЫ…, это  впечатляло гораздо больше чем ДВУХКАССЕТНИКИ или костюм «АДИДАС» у Сурядного ( НЕВИДАЛИ советского времени, которые одраповцы покупали на чеки ВНЕШПОСЫЛТОРГА в московских «БЕРЁЗКАХ»)
ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛО (не подберу слов…, сказать КРУТО, ничего не сказать), ну вообщем завидовали мы им, чего там говорить, белой завистью.

И вот СВЕРШИЛОСЬ!

Осенью 1982-го СУПОСТАТ, то бишь АМЕРИКАНСКИЕ СШ вводят в состав ВМС новую ПЛАРБ «ОГАЙО», ну уж куда! и прежний тип «МЭДИСОН» был дальше некуда (насколько дано было нам знать).
Ракет было 16, стало 24 и самое главное дальность пуска увеличивается почти в 2 раза!  И таким образом районы их боевого патрулирования смещаются из Сев-ВОСТ Атлантики (где мы их худо-бедно контролировали) в Зап. Атлантику ближе к вост. побережью США. И кому же там за ними присмотреть?

Правильно! Только ОПЛАП ДД!
Именно так порешило Советское правительство. («Наш ответ Чемберлену», так говорили в 30-е).

И вот в марте 1983 года с заснеженного всеми ветрами продуваемого аэродрома ОЛЕНЬЯ (ВЫСОКИЙ) пара полка вылетела на КУБУ!
Конечно, этому предшествовала длительная и скрупулезная подготовка, сито анкетирования (не танцевала ли бабушка с белыми офицерами?), ИНСТРУКТАЖИ! (помните у Высоцкого « Там шпиёнки с крепким телом, ты их в дверь, они в окно!»), контроли, ожидание погоды.

И ВОТ ПОШЛИ!

Мне выпала честь быть в составе ведущего экипажа.
До рубежа возврата всё шло по плану. Главное ветер дул куда надо, в эту…, корму, т.е. попутный. А вот после… все  внимательно слушали доклады ШН о направлении ветра, а он начинал подворачивать в лоб! И соответственно БИ докладывал о возрастании расхода топлива. И каждый вспомнил незатейливые ариХметические задачи. По всему выходило,вроде бы, дотянем.
А тем временем проходим ДАТСКИЙ ПРОЛИВ (посмотрите на глобус), справа видна Гренландия, обрывистый берег и во всём мире есть только два цвета ЧЁРНЫЙ (море) и БЕЛЫЙ (льды).
А дальше идите по глобусу вниз, вот и мы также. Океан синеет, голубеет, лазуреет. БОГАМЫ (там, наверняка, должна жить БОГЕМА), золотые россыпи на лазурном шёлке. ( Ну, даже если не дотянем, здесь и на воду можно садится. А ведь и такие мыслишки были).
А «разведка доложила точно», как учили, «здесь вас перехватят с авианосца «Карл Винсон»." И вот он голубь сизокрылый «Томкэт» F-14. Снимают нас во всех ракурсах чем- то портативным, ну и мы их своим Гиперболоидом, чтоб им страшно стало.
И вот наконец снижение и КУБА! Красная земля, зелёные пальмы и чувствуешь себя Миклухо-Маклаем.
Садимся на восточной оконечности КУБЫ, на ОЛЬГИНЕ (не знаю когда там был ОДРАП, но нам говорили, что мы первые).
И вот наконец-то двигатели выключены. Полётное время 15.30.. Открывается люк… и какая же теплынь и совершенно неземные запахи  И мы быстро скидываем свои зимние штаны и облачаемся в дефицитные джинсы (советского производства, называемые ТЕХАСАМИ) и СЛЕДУЕМ НА ВЫХОД!!!
Встречали нас как космонавтов, незапланировано севших в

Отредактировано vn.ushakov (2008-05-14 19:27:45)

0

48

( ПРОДОЛЖЕНИЕ).

Закрыли, опечатали самолёт. В автобус и в лётную столовую. Очень прилично угостили и в город, в Ольгин. Шикарный отель, роскошный холл, сидят «акулы империализма» и вдруг вваливаются без малого три десятка не очень чистых (после такого-то перелёта) мужиков с кирзавыми (штурманским) портфелями. Ну, настоящая с/х делегация ( так по легенде), прямо от сохи. Долго не хотелось спать, всё любовались каким-то фантастическим закатом. Но наконец угмонились.
А утром благополучно перелетели на АС Сан-Антонио.
В Гаване жили в очень уютном отеле «АМИСТАД» («ДРУЖБА»). Бассейн с голубой водой во внутреннем дворике, тут же кафе, столики под зонтиками и ХОЛОДНОЕ ПИВО, и НЕТ ОЧЕРЕДИ! (такое мы видели только в фильмах о загнивающем империализме).
«НО ПИВА ПИТЬ НЕЛЬЗЯ!»-так БЕЗАППЕЛЯЦИОННО сказал ЗАМПОЛИТ (специально со штаба Авиации с Севера прислали, приглядеть за нами неразумными), на инструктаже ещё дома, а на реплику: « А как же ОДРАП-то пьёт!» (тоже ведь, храбрец, голос подал, за такие реплики… ПРОВКАЦИЯ, чистой воды), всемогущий ЗАМПОЛИТ сказал, что это мы ещё посмотрим и я Командующему доложу! (Простите братья-одраповцы не со зла мы, по неразумности.)
И вот теперь ИНСТРУКТАЖ у ГЛАВНОГО здесь по нашим перелётам. Бывший Командир ОДРАПа, когда-то ГРОЗНЫЙ, а здесь такой раздобревший, вальяжный и весёлый полковник Меленный:
«… и последнее, ТОВАРИЩИ, не пейте вы тут эту воду! Чёрт знает, что в ней тут?»
Вопрос: «А чего же пить-то?»
«Так ПИВО ПЕЙТЕ!»
Немая сцена и стук упавшей челюсти ЗАМПОЛИТА.

А спец машины без которых подготовка самолёта невозможна, ещё на «переходе морем». И шли они им недели полторы.
Вот же ж мы по Гаване да по Кубе поколесили.

И ЕЩЁ РАЗ О ПОЛЬЗЕ ИНСТУКТАЖЕЙ!

Нет всё же инструктировать народ надо, что там не говори. Но только не три раза доводить приказ МО в котором в частности говорится о том, что загранкомандированному запрещается брать с собой больше 3 ФЛАКОНОВ ОДЕКОЛОНА! А то, сами понимаете, длинными тропическими вечерами в борьбе с ностальгией забудеться загранкомандирванный да и злоупотребит…
А вот о тамошнем коварном солнце, которое обжигает, оказывается и через дымку, или о море… Ох, уж это море!
На второй день после завтрака к отелю был подан роскошный японский автобус с кондиционером,  магнитофоном и даже вроде бы с ТВ.
КУДА ЖЕЛАЕТЕ?
НУ, КОНЕЧНО ЖЕ, НА МОРЕ!  На пляж САНТА_МАРИЯ! Это для местных не сезон, а нам ещё как сезон!
Тут сказали до Флориды 200 вёрст! Так по такому-то морю, да мы сейчас туда-обратно до ужина обернёмся.
И бросились мы в пучину! «МОРЕ ВОЗЬМИ МЕНЯ!» (Хит 70-х).
Я отплыл-то метров на 30 и передумал насчёт ФЛОРИДЫ, развернулся и поплыл к берегу.
Прошло какое-то время, прежде чем я понял, я плыву НО НЕ ПРИБЛИЖАЮСЬ! 

0

49

Возникает извечный русский вопрос: «ЧТО ДЕЛАТЬ?!»
Попытки включить форсаж т. е. КРОЛЬ, которым я вроде бы неплохо владел, с одной стороны, при хладнокровном анализе показывают: ДА ПРИБЛИЖАЮСЬ! Но с другой…
Меня так надолго не хватит ( тем более года три отпуск приходился не на купальный сезон и тренироваться можно было только в ванне). И опять ЧТО ДЕЛАТЬ? Кричать? Стыдно. И кто мне чем поможет, ведь каждый окажется в таком же положении!  Спокойно, главное без паники!
А если так: волна в со стороны Флориды ( в попку)- отдыхаем. Волна в лоб-ФОРСАЖ.
И процесс ПОШЁЛ!
Но плечи наливаются свинцом…
НЕТ СИЛ! ВСЁ НЕ МОГУ!
А по берегу, по самой кромке неспешно ходит длинноногий ЗАМПОЛИТ!
И НЕ ПОДОЗРЕВАЕТ! Вчера дали в МОСКВУ телеграмму ПЕРЕЛЕТЕЛИ УСПЕШНО, а сегодня надо будет телеграфировать «Продолжаем выполнять задание, правда, немного потеряли ведущего специалиста РГП».
А домочадцы?!!!
Вообщем и сил  нет, но и тонуть, НУ НИКАК НЕЛЬЗЯ!
ВЫБРАЛСЯ!!!
И самое КОВАРСТВО заключалось в том, что море вот так вот встретило нас, а дальше было таким ласковым и приветливым, и больше ни от кого я подобных истории не слышал. Хотя теперь я уже как БЫВАЛЫЙ проводил ИНСТРУКТАЖИ.
Зато в последний день нашего пребывания на Кубе (это когда мы уже были матёрыми «спасателями МАЛИБУ» и проводили время на отмели, метрах в 50 от берега, а там такой ОЗОРНОЙ ПРИБОЙ, что только держи плавки),  в течении 30 минут спасал, вытаскивая на эту отмель, сначала нашего офицера (кстати выпускника Морского училища), а спустя некоторое время канадского подростка туриста. Оба они пытались выйти на отмель в лоб, а прибой отбрасывал их.

А то тут говорим, а не съездить ли нам на ВАРАДЕРО. Да тут недалеко, километров поболее 100 по побережью на восток от Гаваны. Международные пляжи .Вот туда-то и слетаются АКУЛЫ МИРОВОГО ИМПЕРИАЛИЗМА! И нам захотелось!
Автобус, кондиционер, САМБА-РУМБА, сплошная экзотика за окном!

ВАРАДЕРО оказался довольно зачуханным пляжем.(может не сезон).
Но главное тут была ВОЛЕЙБОЛЬНАЯ ПЛОЩАДКА, а мы уже изрядно к тому времени застоялись, а «АКУЛЫ» играли!
Ну и понятно: ВЫЗОВ был брошен! И был принят!
СБОРНАЯ С/Х РАБОТНИКОВ СССР-СБОРНАЯ МИРА!
В Сборной МИРА, правда, постоянно шла ротация и они всё время чем-то мазались. А мы по честному, по РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОМУ, со всей ПРОЛЕТАРСКОЙ НЕНАВИСТЬЮ!
Громили всех подряд!
И БЫЛО НАМ СЧАСТЬЕ!
Правда, ещё там мы вроде бы поняли, что немного погорячились.
А ВЕЧЕРОМ!
Вообще, по роду своей нынешней работы, я знаю, что
ОЖОГ 2-ой СТЕПЕНИ, ПЛОЩАДЬЮ БОЛЕЕ 50%, ЧРЕВАТ ШОКОМ, СЧИТАЕТСЯ ТЯЖЁЛЫМ И МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К ЛЕТАЛЬНОМУ ИСХОДУ.
У нас необожённым осталось главное, что было под плавками, а волдыри не давали усомнится, это он и есть ОЖОГ 2 СТЕПЕНИ!
Но, какой к чёрту ЛЕТАЛЬНЫЙ ИСХОД, если через 2 дня ПОЛЁТ, БОЕВАЯ СЛУЖБА!
И тут наши люди показали НЕСГИБАЕМОСТЬ и прежде всего В ПРЯМОМ СМЫСЛЕ!
НЕСГИБАЕМЫЕ    поднимались по стремянке в самолёт!
Долго НЕСГИБАЕМЫЕ искали приемлемую позицию на своём рабочем месте!
А потом БЫСТРО взлетали, успешно выполняли 10-11 часовой полёт, садились, а дальше имели право ещё некоторое время в личное время ОТДАВАТЬ КОНЦЫ,
Однако, забежал вперёд. Повествование о полётах впереди.

Отредактировано vn.ushakov (2008-05-14 19:35:17)

0

50

Сууупееер!!!! :clap:  :clap:  :clap:

0

51

В период своей вынужденной праздности мы коротали длинные тропические вечера в т. н. ЯМЕ, культурно-развлекательном центре для советских командированных. Там шли старые сто раз виданные-перевиданные фильмы. Но что ж мы пол Земли пролетели чтобы это кино глядеть?
И вот однажды (не иначе ушлые одраповцы надоумили), собрались мы вечером в КУЛЬТПОХОД !  Ага культпоход как же!
Так называлось глубоко законспирированное  совершенное ГРЕХОПАДЕНИЕ.
Мы собрались в ЛОГОВО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО РАЗВРАТА!

НОЧНОЙ РЕСТОРАН ПОД ОТКРЫЕЫМ НЕБОМ ТРОПИКАНО!

Отбирались тайно самые СТОИКИЕ МАРКСИСТЫ. И первым номером (прошло более 20 лет и я думаю теперь об этом можно говорить) значился ЗАМПОЛИТ (помните в анкете К. Маркса «ни что земное мне не чуждо!»). Опять же вероятного противника в кои веки представился случаи изучить изнутри.
Стремительны тропические закаты. И «лишь только вечер затеплился синий» мы на зафрахтованном автобусе вьехали на эту скользкую тропу!
Вечерняя Гавана уютно-провинциальна. У своих крылечек сидят и неспешно и нескончаемо беседуют аборигены, Какие посостоятельнее смотрят ТV, не скупясь, демонстрируя это чудо НТпрогресса всем желающим через настежь распахнутые окна. (Кстати, а по утрам нас будили голосистые ПЕТУХИ и последний сон был из серии «В деревне у бабушки») .
Однако  незаметно мы приехали.
Не берусь описывать интерьеры,  давно это было и уже подзабылось изрядно, но очень всё, конечно, необычно.
Заказали скромно: известный нам по своим Гастрономам, ром «ГАВАНА КЛАБ», ну и как водится салатиков. А там посмотрим.
Сначала смотреть особо было некуда, на подиуме наигрывал какой-то джазик уже набившие оскомину САМБЫ-РУМБЫ..
Но вот  ВДРУГ, немцы (знатоки), шумно сидевшие напротив, встрепенулись и рванули прямо на нас!...
(А мы сидели скромно с края зала, как Штирлиц в кафе «ЭЛЕФАНТ», а за нами полумрак), вот в этот полумрак, оказывается и начали   выходить ИНОПЛАНЕТЯНКИ. Вот немцы-то и  рванули фотографироваться (а мы заинсруктированные  уж было грешным делом подумали вот они наконец давно предсказанные ПРОВОКАЦИИ! РЕВАНШИСТЫ попёрли! )
Мы бы может быть тоже прильнули б, как немцы. А те, какие-то мелковатые дедки, где-то подмышками у этих небожительниц. НО ЗАМПОЛИТ наш и здесь твёрдой рукой проводил линию партии!
«И мы ещё теснее сплотившись вокруг!» (ничего не могу поделать, люблю эти ГАЗЕТНЫЕ ШТАМПЫ того нашего светлого прошлого. Я их как-то буквально вижу.)Оставались на месте, де мол подумаешь невидаль!
А посмотреть-то было на что,   ДЕВИЦЫ видные, да на каблуках немыслимых, да на головах нечто полуметровое, чему я название забыл, из перьев и чёрт знает чего.
Да как пошли они ноги задирать и так и эдак, что в глубокой задумчивости мы сами того не заметив повторили заказ. И опять СЛАВА ЗАМПОЛИТУ! Вовремя он нас вывел с этого вертепа И так уж изрядно плакали наши денюшки!
Стояла дивная тропическая ночь, и небо было усеяно незнакомыми созвездиями, и месяц будто тоже подгулял и полулежал на небе.
Мы ехали по уснувшей Гаване и тихо, и так проникновенно пели про НЕЗНАКОМУЮ ЗВЕЗДУ и как СНОВА МЫ ОТОРВАНЫ ОТ ДОМА и СНОВА МЕЖДУ НАМИ ГОРОДА, ВЗЛЁТНЫЕ ОГНИ АЭРОДРОМА.       
                                                    И БЫЛО НАМ СЧАСТЬЕ!

0

52

(ПРОДОЛЖЕНИЕ или уж ОКОНЧАНИЕ?)

Боюсь, что у ЧИТАТЕЛЯ сложилось неправильное мнение о нашем пребывании на КУБЕ.
Пляжи, море, дайвинг (так это теперь называется?), а вечерами рестораны с креолками.
Но напоминаю, что это было вынужденное безделье, пока наши базовские спецмашины пересекали моря и без малого два океана. Иногда и от нашего бардака бывают некие приятности.
И вот Колумбы АТБ (авиационно-технической базы) высадились на побережье. И пошла – закипела наша работа.
Назначено время вылета и район поиска. ВПЕРЁД С БОГОМ!
Вылетали в ночь.
Есть в тропических ночах какое-то очарование: бездонное и как бы неземное небо, и эти тоже какие-то неземные ароматы, которых днём не ощущаешь из-за жары, и кто-то там в траве.
Нет в траве лучше не стоять. Сошли на бетонку. Курим.  Походит ЗАМПОЛИТ отзывает в сторону Штумана корабля (легендарного Андроныча) и меня.
Отходим. И, ну зачем,  он,  человек от ПРОТИВОЛОДОЧНОЙ АВИАЦИИ ( а это, скажу, вам большая СПЕЦИФИКА) далёкий начинает, ну не то чтобы учить, но НАПОМИНАТЬ нам о необходимости положительного результата. И особенно эта фраза «вас сюда привезли, а уж теперь вы будьте любезны.».
Я то ещё был относительно молодой спец, но начал закипать, а матёрый Андроныч зубами скрипнул, но смолчал.
Пошёл следующих настраивать.
Прилепил Андроныч очередной БЕЛОМОР к губе, выругался грязно «пошёл он! Будем работать как работали». А как же иначе. У нас как у бесприданницы, всё богатство честь.

И пошли-полетели.
А в районе, ну это же надо, такого ещё не было.
Пошли классификационные признаки лодки в одном углу поля, подтверждаем контакт, даём радио «ЕСТЬ!». Продолжаем работать, напоминаю напарнику, чтобы периодически смотрел за остальным полем и сам краем глаза по дополнительному индикатору присматриваю. МАТЬ ЧЕСТНАЯ в противоположном углу поля тоже что-то наклёвывается. Две лодки на одном поле, такого не было! Но такое вполне вероятно.
«Ну что, Андроныч?»
  «Что видим то поём!».
Идём туда, начинаем локализацию.
В это время подходит «Орион» базовый патрульный  самолёт США . КОУ Докладывает сбросил изделия. Через минуту пошла помеха по всем каналам. Неспроста это, значит зацепили нечто серьёзное.
Отход из района по остатку топлива. 

Потом ещё пару раз сходили на Боевую Службу, но уже без положительного результата.

И наконец домой. В этот раз ветер попутный, а посему КАКАЯ РАДОСТЬ ! САДИМСЯ ДОМА! Очень тёплая встреча. Аж подогнали под самолёт прожектора, для фотографирования в темноте. (если у кого-то в семейном альбоме есть эти фото опубликуйте).
И кажется был даже поросёнок (как это принято у подводников после успешного похода).
В этот вечер в гарнизоне во многих квартирах подавали к столу АНАНАСЫ, БАНАНЫ и прочие грейптфрукты под «ГАВАНУ КЛАБ»!
Ну и конечно
ВСЕМ БЫЛО СЧАСТЬЕ! 

( Это не наши фото. Мне Кривощепов обещал-обещал да так и уехал в Ростов-на-Дону. АУ, МИХАЙЛО!
Четыре года спустя,1987г, экипажи в/ч 45728 на КУБЕ)

,

0

53

И ещё фото той поры

0

54

http://ruhelp.com/uploads/fedotovoruhelpc/post-3-1206464189.jpg
Ангола. Слева Кузнецов Н.А.

фото предоставлено Еленой Кузнецовой на ветке
Фотографии тех кто служил в ОДРАП

Отредактировано KiS (2008-03-26 13:53:09)

0

55

Очень интересая ветка, Спасибо.

0

56

публикую фото из архива майора ЖУРАВЛЁВА А.Н., о пребывании на КУБЕ экипажей Серебрянникова С.А. и Рубцова Г.С.

0

57

Утомлённые солнцем БУБЛИК, РУБЦОВ, ЖУРАВЛЁВ.

0

58

Узнавайте сами

0

59

Низкий старт, позади ГАВАНА, а что же впереди, уж не ФЛОРИДА ЛИ?

0

60

"Я из лесу вышел..."

0


Вы здесь » Авиабаза Кипелово. Форум земляков. » История полков. » Интернациональный долг